Как снимался фильм «Убийство Павла»: советы по созданию видео-расследований

Print More

English

В начале апреля захватывающий документальный фильм «Убийство Павла», в котором журналисты проводят расследование убийства своего коллеги Павла Шеремета, получил «Оскар» расследовательской журналистики – медаль IRE – высшую награду международной организации  Investigative Reporters and Editors (Журналисты и редакторы-расследователи).

Украинские журналисты впервые отмечены этой престижной наградой, которую завоевывают такие всемирно известные издания, как The New York Times (в этом году наряду с “Убийством Павла” награжден их материал “Harrased) или The Washington Post.

В основе фильма, снятого продюсером Мэттом Сарнецки, лежит расследование журналистов Slidstvo.Info и OCCRP: Анны Бабинец, Елены Логиновой, Влада Лаврова, Дмитрия Гнапа, Ильи Магазанина, Сергиу Брега и Тимми Аллена (Bellingcat).

В течение восьми месяцев журналисты раскрывали подробности убийства Павла Шеремета, отрабатывали зацепки по делу и просматривали видеозаписи с пятидесяти камер наблюдения, чтобы дать целостную картину событий, происходивших накануне и после убийства.

«Работа над фильмом «Убийство Павла», вероятно, была самым сложным проектом в моей журналистской карьере», – написала Бабинец на своей странице в Facebook, как только услышала новость о награде. «Во-первых, мы лично знали Павла Шеремета и разбирать на минуты последние дни его жизни, выспрашивать у друзей и близких детали разговоров и встреч с ним было морально тяжело. Но это придавало нам уверенности, что мы делаем правильно, разыскивая преступников самостоятельно. Во-вторых, сам процесс работы над фильмом был совершенно не похож на то, как это работает в украинских реалиях. Работа в международной команде фильммейкеров из США, Швеции, Румынии и Украины заставила нас изменить подход к журналистике видео-расследований в нашей стране».

Сарнецки и Бабинец поделились методиками проведения расследования и создания фильма в Киеве на тренинге «Видеосторителлинг: создай историю, которую поймет мир».

Мы отобрали самые полезные рекомендации.

Интригуйте зрителя

Сарнецки: Начало фильма очень важно, потому что необходимо сразу объяснить, что, где и когда произошло. Первая часть фильма – крючок,  который мы забрасываем зрителю, чтобы он потратил свое время, наблюдая за нами. Цель каждой картины – удовлетворить зрителя. Итак, сначала – интригуем, а потом объясняем собранные факты.

Один вопрос – один фильм

Сарнецки: Фильм должен отвечать на один вопрос. Если таких вопросов два или больше, значит, историй должно быть больше. Вопрос ставим в начале, а ответ даем в финале.

Ключевой вопрос фильма «Убийство Павла» – не “Кто убийца?”, а “Насколько тщательно полиция расследует это дело?”. Конечно же, мы хотели раскрыть это преступление. Но мы не могли доказать, что найденные нами люди – исполнители, и не знаем, кто заказчик. Задай мы вопрос о том, кто убийца – зритель не получил бы ответа.

Делайте фильмы, которые понятны зрителям всего мира

Сарнецки: В первой части фильма мы показываем фрагменты об убийстве Шеремета из новостных программ «Аль-Джазиры» (телесеть со штаб-квартирой в Катаре – ред.) и других мировых телеканалов. Этим мы с самого начала подчеркнули, что делаем фильм, интересный всему миру.

Бабинец: В расследованиях для международной аудитории надо подробнее объяснять контекст. Мы провели параллели между убийством журналиста Георгия Гонгадзе (основателя издания «Украинская правда», в котором также работал и Шеремет – ред.) и Павла Шеремета, показав развернутый сюжет о Гонгадзе. Если бы фильм снимался только для Украины – этот эпизод был бы короче.

Такие решения всегда являются результатом дискуссий внутри команды.

Собирайте видео по «горячим» следам

Бабинец: В фильме использовано много видео с камер наблюдения, так как он построен на событиях, происходивших в ночь убийства. Мы пытались собрать как можно больше видеофайлов. Важно убедить людей дать записи с их камер и позволить их использовать.

Главный редактор “Слідство.Інфо” Дмитрий Гнап сразу сказал, что не стоит сосредотачиваться на месте взрыва – иначе мы увидим только последствия трагедии. Нужно было узнать, что происходило вокруг дома и машины.

Интересно, что мы начали поиски видео в среду, а уже в пятницу увидели пару, которая закладывала взрывчатку.

Через несколько часов после трагедии мы поделили территорию на квадраты и начали собирать видео. Обошли более сотни мест, просили, присылали запросы, переснимали и переписывали записи, даже покупали карточки и жесткие диски взамен полученных.

Медлить было нельзя: некоторые камеры не сохраняют архив записей, и видео затирается, как только заканчивается пространство на диске. В небольших фирмах видео хранится до трех дней, организации побольше хранят записи 5-7 дней, банки – до месяца.

Это был сложный процесс: 30% владельцев – охотно давали файлы; 30% – крупные компании, типа McDonalds или гостиниц – вежливо отказывали; 30% – отказывали решительно или даже грубо с выяснением «кто вы такие?!».

Отказались предоставить видео три ключевые организации, из зданий которых хорошо просматривается дом Павла Шеремета: McDonalds, Национальный банк Украины и отель Radisson. Во всех этих местах отказали, а менеджер отеля подчеркнул, что им запретила полиция, хотя она этого не делала.

Рядом также расположено посольство Норвегии в Украине, где вежливо сказали, что видео испортилось. Все структуры, которые имеют отношения с властью – сомневались.

Такие ситуации показывают истинную сущность людей и организаций.

Что показывать если нет видео

Бабинец: Если люди отказываются  говорить на камеру, обычно мы не используем их в фильме. Но бывают и исключения. В нашем случае Алена Притула – коллега и жена Павла  – согласилась только на аудио-интервью.

Но нам нужно было найти способ его использовать – ее свидетельства очень важны для фильма. Аудиозапись проиллюстрировали съемкой кафе, где проходила наша встреча, раскадровками дома, где они жили с Павлом. Показывали то, о чем она говорила и что описывала.

Мы стремимся как можно меньше демонстрировать документы или кадры, где журналист сидит за компьютером. Меньше статики – больше динамики: ходите по улице, показывайте на карте. Ищите новые ходы и приемы – вдохновляйтесь работой коллег.

Реконструкция заполняет пробелы

Сарнецки: Важный элемент фильма, который помогает восстановить события – реконструкция. Она перекрывает «пробелы», и мы можем показать зрителю целостный продукт. По ходу картины мы даем кадры, отснятые нами с помощью актеров. Если показать их все сразу – смотреть будет неинтересно. Для придания динамичности мы чередовали видео с камер наблюдения и реконструкцию.

Инсценировки июльских событий снимали в ноябре в очень сжатые сроки – на следующий день прогнозировали снег.

Расшифровывайте видео

Сарнецки: По записям камер видеонаблюдения мы восстановили маршрут людей, которые заложили взрывчатку под машину Павла, на километр дальше, чем это сделала полиция.

Мы нашли цветное видео, пропустили его через специальную программу, и выяснили, что злоумышленники были в темной одежде. Мы не смогли идентифицировать их лица, но заметили характерную эмблему на одежде мужчины.

Эксперт из группы Вellingcat Тимми Аллен проанализировал и сопоставил 500 кадров видео с камер наблюдения, чтобы идентифицировать номер серой “Шкоды”, припаркованной в ста метрах от места, где была заложена взрывчатка.

Музыка создает настроение

Сарнецки: Решайте на уровне ощущений – где использовать натуральные звуки, интершум с места событий, а где – драматическую музыку. Если можно обойтись без музыки – отлично. Мы дали аутентичные звуки взрыва и церковных колоколов на похоронах. Если действие идет плавно – музыка звучит, если действие внезапно обрывается – останавливается и музыка (или меняется).

Поиск музыки – сложнейшее дело. Я нахожу подходящие мелодии на Youtube, в фонотеках, в других фильмах – в зависимости от жанра.

Бывало, просил знакомых помочь выйти на композитора, чтобы получить разрешение использовать различные фрагменты. Когда смотрю кино, всегда отмечаю для себя, какую музыку использовали создатели и откуда взяли.

Другая проблема – деньги, ведь музыка обычно стоит недешево. Весь звуковой ряд в нашем фильме обошелся в 400 долларов, и нам ещё повезло. Столько же мог стоить один трек для ролика в Фейсбуке.

Сторителлинг

Сарнецки: Документальные фильмы будут конкурировать за внимание зрителя с голливудскими блокбастерами, горячими новостями и другими захватывающими программами.

Думаете, кто-то отдаст предпочтение плохому расследованию, а не фантастическому фильму или глубокой драме? Так что, если уж мы собирались показать расследование, его сторителлинг должен быть на равных с лучшими образцами других жанров.

Этот текст впервые опубликован на веб-сайте Института развития региональной прессы, и печатается здесь с разрешения. Тренинг был организован ИРРП при поддержке Антикоррупционной инициативы ЕС. Отзывы участников и тренеров можно посмотреть тут.

___________________________________________________________

Яна Казмиренко журналист новостного  интернет-портала Центр-1 (Центральная Азия). Работала в ведущих украинских и центральноазиатских СМИ.  Специализируется на репортажах, а также пишет на темы образования, политики, социальных проблем и прав человека.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *