Резкий контраст: Примроуз — закрытый городок рядом с посёлком Макаузе близ Йоханнесбурга, ЮАР. Изображение: Джонни Миллер

Ресурс

Темы

Советы журналистам, которые хотят показать масштаб неравенства

ЧИТАЙТЕ ЭТУ СТАТЬЮ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ

Резкий контраст: Примроуз — закрытый городок рядом с посёлком Макаузе близ Йоханнесбурга, ЮАР. Изображение: Джонни Миллер.

Время от времени появляются наборы данных, которые так ярко демонстрируют неравенство и настолько шокируют, что это привлекает внимание читателей и политиков. Например, в 2017 году расследование группы Spotlight из Boston Globe показало, что медиана чистого капитала домохозяйств белых жителей Бостона составила 247 500 долларов, и только 8 долларов в случае с семьями чёрных не-иммигрантов в этом городе. Эта цифра настолько мала, что шокирующий эффект от публикации проявился в нескольких направлениях, в том числе привёл к созданию регионального «Экономического совета чёрных» и к некоторым политическим переменам.

Обычно данные о пропасти между богатыми и бедными, привилегированными и маргинализированными, не так очевидны. Их сложнее найти, они часто закопаны в коэффициенте Джини, который отражает непропорциональное разделение доходов или благосостояния. Из-за этого журналистам нужны другие подходы, чтобы показать растущий во всём мире кризис неравенства.

Сейчас понятно, что неравенство — один из насущных вопросов. На нём строятся политические движения, появляются призывы к переменам и попытки изменить правила игры по всему миру. 

По данным отчёта фонда Oxfam, «COVID-19 потенциально только усилил экономическое неравенство практически во всех странах одновременно — и такое происходит впервые с начала наблюдений». Отмечается, что 1000 самых богатых людей мира уже оправились от экономических потерь, вызванных COVID, а вот «самым бедным потребуется не одно десятилетие, чтобы восстановиться». Исследователи также определили, что женщины больше пострадали экономически от пандемии COVID-19, потеряв 64 миллиона рабочих мест и более 800 миллиардов долларов дохода. 

Альтернативный подход к освещению неравенства подразумевает применение новых средств визуализации, которые позволяют подчеркнуть ключевые данные и продемонстрировать настоящий масштаб этой пропасти.  

Созданная при помощи Datawrapper диаграмма рассеяния показывает корреляцию между благосостоянием и продолжительностью жизни, с разбивкой по странам и населению. Графика: Альберто Каиро

Альберто Каиро, эксперт по визуализации данных в Университете Майами, рассказал GIJN о том, как создавать диаграммы рассеяния при помощи Datawrapper, чтобы эффективно показывать корреляцию богатства и продолжительности жизни, с разбивкой по странам. Журналисты New York Times применили динамические графики, чтобы доходчиво продемонстрировать, как системный расизм в США затягивает в категорию малоимущих даже тех чёрных мужчин, которые выросли в богатых семьях. Точно так же есть техники создания графики с прокруткой, позволяющие показать абсурдность разрыва между рабочим классом и миллиардерами, например, простая иллюстрация Мэтта Коростова.

Кроме того, BBC показала, как аудиографы — представление данных в звуковой форме с помощью таких инструментов как TwoTone — может помочь аудитории понять большой контраст и неравенство в цифрах. В материале звенящий звук золотых слитков представляет собой ошеломительное различие между ростом зарплаты рабочих и прибылей корпораций в США, начиная с 2009 года.

В то же время, редакциям нужны ресурсы, которые компенсируют недостаточное многообразие среди собственных сотрудников при освещении вопросов бедности. Двое журналистов, выросших в бедности, опубликовали шпаргалку для портала Journalist’s Resource при Гарвардском Университете, в которой поясняется, почему слово «нищий» может восприниматься уничижительно, как избежать стереотипизации и почему репортёрам нужно прежде всего «проводить много времени с теми, кто сильно от нас отличается».

Показать неравенство сверху

Знаменитое фото Туки Виейра 2004 года, которое демонстрирует пропасть между фавелой Параизополис и роскошными квартирами в Морумби — пригороде Сан-Паулу. Изображение: Тука Виейра

Съёмка с воздуха стала едва ли не самым мощным способом показать разрыв между богатыми и бедными районами.

Бразильский фотограф-фрилансер Тука Виейра в 2004 году сделал, пожалуй, самое знаковое фото неравенства для газеты Folha de São Paulo. На фотографии, сделанной с вертолёта, можно разглядеть несколько бассейнов на балконах роскошного многоэтажного дома, с которого открывается вид на перенаселённую фавелу Параизополис в Сан-Паулу.

«Моё фото использовали во многих изданиях, но мне особенно приятно, что его можно найти в школьных учебниках», — говорит Виейра. — «Неравенство и так было ужасным, а когда наступила пандемия, кажется, внезапно всё стало ещё хуже, — впрочем, миллиардеры стали только богаче за это короткое время».

Многие градостроители 20 века по всему миру старались загнать рабочую силу в спальные районы, посёлки городского типа, бараки, трущобы или фавелы за несколько километров от городской черты, и по словам Виейры, их дальнейшее распространение — и рост неофициальных поселений в промежутках — теперь часто приводит к тому, что богатые и бедные районы разделяются только дорогой или забором. Это явление, по его словам, дало журналистам возможность показать масштабы разрыва в благосостоянии всего одним изображением.

Он предупреждает: чтобы показывать реалии жизни отдельных людей и подробные аспекты проблемы неравенства, аэрофотосъёмку лучше сочетать с наземными фотографиями. Виейра продолжил документировать неравенство и недавно опубликовал книгу, в которой собрал более 200 фотографий, иллюстрирующих, насколько по-разному живут городские сообщества.

«Неравенство — не только вопрос денег и ресурсов, это ещё и вопрос достоинства, здравоохранения и унижения — и глупости государственной политики», — говорит он. — «Если хочешь, чтобы люди остановились и задумались, то в фотографии должен быть мощный посыл, сопровождаемый хорошим контекстом и данными».

Он добавил: «Понятие меритократии, мол, если играешь только по правилам и упорно работаешь, то всё получится — это попросту неправда; ведь сама система выстроена несправедливо, и фотография может это показать». 

Снимать с вертолётов дорого, а спутниковые снимки имеют низкое разрешение, и их сложно сделать целенаправленно.

По мнению некоторых экспертов, новая эра бюджетных квадрокоптеров не только поменяла правила игры для журналистов, предоставив доступ к аэрофотосъёмке, но и стала мощной платформой для сбора данных и трёхмерного моделирования.

Трущобы в реке Мити в Мумбаи возле Национальной биржи. Изображение: Джонни Миллер

Некоммерческая организация, которая борется за социальную справедливость, Unequal Scenes, помогла вынести на рассмотрение общественности тему постоянного неравенства в городах, за чем последовало обсуждение государственной политики — и всё благодаря снимкам с дрона.

Основатель этой НКО Джонни Миллер фотографировал с воздуха близко расположенные богатые и бедные районы в более чем двух десятках городов, от Сиэтла до Мумбаи и Мехико. Его фото из ЮАР использовалось для обложки журнала Time в мае 2019 года.

Миллер также является соучредителем НКО africanDRONE — некоммерческой организации, которая поддерживает «применение квадрокоптеров с благой целью» в Африке и помогает редакциям и организациям гражданского общества разбираться в правилах оформления разрешений на полёты, поиске специалистов пост-продакшена, сокращении расходов на квадрокоптеры и коммуникации с пилотами-любителями. Эта организация помогла сделать съёмки с дронов для расследовательских проектов в News24, Carte Blanche и Sunday Times в ЮАР.

«Мне кажется, проект Unequal Scenes открыл новые возможности для демонстрации неравенства в одной статической картинке», — говорит Миллер. — «Не так много изображений способны отразить богатство и бедность бок о бок. Просто часто с земли контраст не так заметен, как с воздуха».

Проект чётко заявляет о своих активистских целях: «Unequal Scenes — это акт неповиновения. Я бросаю вызов традиционным структурам власти, которые тщательно скрывают неравенство со всех сторон — что ж, остаётся только снимать сверху. Если изображения вызывают дискомфорт, страх, отчаяние или тревожное осознавание своего соучастия в этом — это очень хорошо!».

Шокирующее осознание

Неофициальный посёлок у дороги Палмиет возле 6-й лунки гольф-клуба «Папуа Сьюголум». Изображение: Джонни Миллер

Я могу лично рассказать о том, какое влияние оказывают снимки. Раньше мне и в голову не приходило, что я являюсь соучастником ужасного социального неравенства, когда я играл в гольф в клубе «Папуа Сьюголум» в ЮАР. Напротив, мне нравилось осваивать эту игру на поле, названном в честь героя борьбы с апартеидом. В 1965 году Сьюсанкер «Папуа» Сьюголум — игрок-самоучка индийского происхождения — одолел великого Гэри Плеера в региональном турнире, но вынужден был получать свой приз на улице и под дождём, потому что вход в здание клуба был разрешён только белым. 

Так вот, на шестой лунке я слишком сильно ударил клюшкой, мяч перелетел через деревья, окружавшие аккуратно подстриженный газон, я получил два штрафных очка и стал играть дальше.

Месяц назад я листал впечатляющие снимки из Unequal Scenes, очень популярные, как я слышал, и обсуждаемые журналистами, которые расследуют бедность и неравенство. И с ужасом наткнулся на снимок той самой шестой лунки — показывающий, как тесно стоят хибары по ту сторону забора, и как трущобы тянутся вдоль всего роскошного поля, где я ходил.

Это изображение, снятое одним из дронов Миллера в 2018 году, показало неофициальное поселение у Палмьет-роуд, в котором нет нормального водоснабжения и канализации, и которое вплотную подступило к просторным местам привилегированного досуга, где гектары полей орошаются чистой водой. Мой мяч для гольфа, вероятно, упал на одну из этих хижин (а то и ещё хуже!), и хотя я сам многие годы писал про сегрегацию и бедность в этом регионе, я понятия не имел, что там вообще есть такое поселение.

Миллер говорит, что моя опустошённость и уныние в ответ на это фото — довольно типичная реакция на снимки, сделанные проектом. По его словам, это очень полезно, поскольку помогает развеивать мифы о сегрегации и её масштабе, ведь бедность в обществах, где царит неравенство, встречается на каждом углу.

Только после масштабных разрушений, вызванных ураганом Катрина в 2005 году, многие американцы смогли понять масштаб неизбывной бедности в Новом Орлеане. И только после ужасающего пожара 2017 года в Гренфелл-тауэр, многоэтажке, населённой рабочим классом, британцы осознали резкое неравенство даже в достаточно благополучных районах. Около 72 человек — 85% из них небелые — погибли в результате крупного пожара, охватившего Гренфелл-тауэр, расположенного в весьма фешенебельном районе Лондона, Кенсингтоне. Несколько расследований показали, что местные власти не выделили достаточно средств на пожарную безопасность этого здания. Звучали даже утверждения, что богатые соседи надавили на чиновников, чтобы существующий скудный бюджет направили только на декорирование фасада Гренфелл-тауэра — «главное, чтобы не портил нам вид». А вот обслуживание систем пожарной безопасности проведено не было.

Для Миллера бюджетные дроны — это отличный новый способ показать растущий масштаб неравенства — по крайней мере там, где нормативно-правовые акты позволяют такие полёты и публикацию снимков.

В Бразилии роскошь яхт-клуба Юружуба справа контрастирует с перенаселённой рыбацкой деревней Гуанабара-бей, слева. Изображение: Джонни Миллер

По его словам, более важное влияние квадрокоптерной съёмки неравенства состоит в том, что она привлекает широкую аудиторию — поскольку отдалённый ракурс создаёт скорее концептуальную, а не эмоциональную реакцию.

«Между борцами за социальную справедливость и консерваторами есть ещё много людей посередине, которых нужно вовлекать в обсуждение неравенства. Если публиковать эмоционально окрашенные снимки плачущих детей или богатых банкиров рядом с бездомными, то можно таких людей отпугнуть», — говорит Миллер. — «А с помощью дронов можно дать зрителям некую головоломку, которую им предстоит разгадать самостоятельно».

Журналистка и писательница Моника Сенгул-Джонс недавно рассказала, как квадрокоптеры помогают репортёрам освещать те события, рядом с которыми слишком опасно находиться, а также помогают проверять факты и создавать истории на основе данных при помощи технологий тепловых карт, трёхмерного моделирования и дистанционных датчиков.  Отмечая дороговизну коммерческих дронов, она добавила, что журналисты в тех странах, где действует закон о доступе к информации, могут запрашивать съёмку с дронов у правоохранителей.

Но Сенгул-Джонс предупредила, что «журналистам стоит всегда помнить, что квадрокоптеры изначально были разработаны для слежки, военной разведки и целенаправленного убийства.

«Даже хотя исходно дроны применялись в ужасных целях, сейчас они содействуют демократической революции», — сказал Миллер. — «Примерно как и камеры в каждом мобильном телефоне. Для простого человека возможность пролететь над городом и увидеть то, что находится на земле — это ранее невиданное дело. Прежде это была прерогатива государства и супербогатых людей. Только с 2012 года, когда бюджетные дроны вышли на рынок, это стало возможным — просто задайте нужные координаты».

По его словам, модель africanDRONE можно расширять, предоставляя услуги съёмок с коптеров по сниженным ставкам, или даже бесплатно для редакций с ограниченными ресурсами, а также предлагая консультации по правилам полётов и возможностям использования данных

«У africanDRONE ошеломительный успех — мы стали первопроходцами дрон-журналистики в ЮАР», — объясняет он. — «Мы сделали сюжет о нелегальных скачках в Западно-Капской провинции. Бандиты воровали лошадей на фермах и потом использовали их на бегах. У нас были пилоты, желающие в будущем стать журналистами-расследователями, которые просто поехали и стали следить за этими людьми, и смогли заснять эти скачки, так что кадры попали в [телепрограмму расследований] «Карт-бланш».

Как утверждает Миллер, сейчас появляется здоровый консенсус между пилотами, НКО и редакциями: главный приоритет — безопасность, особенно для тех людей, над которыми пролетает дрон.

«Кажется, большинство редакторов не сильно беспокоится из-за юридических аспектов и регулируемых «серых зон», но всё же им важно обеспечить безопасность съёмок», — добавляет он. — «Наша задача — обеспечить безопасность тех, кто на земле».

Миллер отметил, что следующий проект Unequal Scenes — это коллаборация с целью расследования неравенства и маргинализации в Нью-Йорке.

«Дроны в Нью-Йорке попросту нелегальны по местным правилам», — отмечает он. — «Как же рассказывать истории неравенства другими нетрадиционными способами? Вот об этом я сейчас и думаю».

Дополнительные ресурсы

Использование дронов в журналистике: Путеводитель

Ресурсный центр GIJN: Международные ресурсы для расследования бедности


Рован Филп  – автор GIJN, лауреат многих журналистских наград, работавший более чем в двух десятках стран. В течение 15 лет Филп был главным репортером и главой лондонского бюро Sunday Times в Южной Африке. Сейчас он живет и работает в Бостоне.

Перепостить эту статью

Это произведение защищено лицензией Международная лицензия Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0


Material from GIJN’s website is generally available for republication under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International license. Images usually are published under a different license, so we advise you to use alternatives or contact us regarding permission. Here are our full terms for republication. You must credit the author, link to the original story, and name GIJN as the first publisher. For any queries or to send us a courtesy republication note, write to hello@gijn.org.

Читать дальше

Советы и инструменты

Как применять визуальное мышление в онлайн-расследованиях: Советы Хенка ван Эсса

С помощью разных хитрых операторов в Google, обратного поиска по изображениям и визуального мышления можно добиться прогресса в ваших расследованиях. Советы Хенка ван Эсса.

Советы и инструменты

Любимые инструменты редактора BuzzFeed Крэйга Сильвермана

В арсенале Крэйга Сильвермана — не только ресурсы, разработанные для журналистов. Он успешно применяет в расследованиях инструменты, созданные для маркетологов и специалистов по цифровой безопасности.

Советы и инструменты

Мои любимые инструменты: Мэлаки Браун

Как команда визуальных расследований The New York Times разоблачает преступления, используя спутниковую съемку, дроны, трехмерные модели, а также SAM Desk, InVID и Montage.

This image – showing a Russian military buildup near Ukraine in November 2021 – was one of more than 400 high resolution images of the Ukraine conflict that Maxar’s News Bureau has distributed to journalists.

Советы Советы и инструменты

Как получить бесплатные спутниковые снимки: советы журналистам

Целая сокровищница убедительных бесплатных визуальных данных до сих пор остаётся без внимания журналистов-расследователей. Наши советы помогут даже небольшим редакциям получить спутниковые изображения бесплатно или недорого.