Как журналисту работать под прикрытием. Иллюстрация: Смаранда Толосано

Ресурс

» Путеводитель

Темы

Работа под прикрытием: Пособие GIJN для журналистов-расследователей

ЧИТАЙТЕ ЭТУ СТАТЬЮ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ

Данное руководство подготовлено директоркой Ресурсного центра GIJN Николией Апостолу и репортёром GIJN Рованом Филпом. Под редакцией Рида Ричардсона и Лоры Диксон. Иллюстрации Смаранды Толосано.

Во всём мире журналистские расследования под прикрытием приносят большую пользу обществу. В странах, где нет законов о доступе к публичной информации или надёжной защиты информаторов-разоблачителей, проведение расследований тайком или «под прикрытием» может стать одним из немногих доступных журналистам инструментов для выявления тем, представляющих общественный интерес.

В этом руководстве GIJN приводятся советы опытных журналистов-расследователей и примеры из разных стран мира. Также в нём рассказывается о типичных ошибках журналистов и разных этических соображениях, которые необходимо учесть, прежде чем приступить к работе под прикрытием.

Содержание этого пособия:

Практические советы

Инструменты и оборудование

Этические сложности

Успешные примеры из практики

Предостережения

Уроки из первых рук

Прежде чем журналист приступит к сбору информации «негласным путём», нужно точно знать правовые нормы и общественные ожидания по поводу фото- и видеосъёмки без согласия. Во многих странах за скрытую съёмку кого-либо без его ведома журналисты могут столкнуться с длительными судебными разбирательствами, задержанием и даже физическим насилием.

Профессорка Нью-Йоркского университета Брук Крогер – авторка книги «Репортаж под прикрытием: правда про обман». Изображение: скриншот

«Это дорогостоящая работа, которой сотрудники занимаются целые месяцы, от неё много стресса, куча всевозможных согласований с юристами – поэтому следует хорошо подумать, прежде чем браться за подобное», – говорит профессорка Нью-Йоркского университета Брук Крогер, которая написала книгу «Репортаж под прикрытием: правда про обман» (Undercover Reporting: The Truth about Deception). «Но исторически сложилось, что когда такие материалы публиковали, то их воздействие было просто фантастическим. И именно эти истории мы помним».

Тем не менее, риски, связанные с работой под прикрытием, весьма существенны и разнообразны: от провальных журналистских материалов или изнурительных судебных исков и вплоть до подрыва общественного доверия к прессе в целом. Питер Мурими, кенийский режиссёр и продюсер BBC Africa Eye, одной из ведущих расследовательских программ на этом континенте, которая часто использует методы работы под прикрытием, говорит, что в такой работе крайне важно обеспечить свою безопасность. «Если вы не можете гарантировать всем безопасность – это повод остановить весь процесс», – объясняет он. «Нужно быть уверенными, что после завершения операции в безопасности будут ваши информаторы, партнёры и вся съёмочная группа».

Практические советы

Работа под прикрытием может быть одним из самых опасных и сложных способов сбора доказательств. Журналисты, внедрившиеся в какую-либо организацию, могут столкнуться не только с угрозой исков, но и с угрозами для жизни. Именно поэтому многие крупные новостные организации, например BBC, разработали чёткие рекомендации для репортёров под прикрытием и их редакторов.

Индийский журналист Анируддха Бахал проводит расследования под прикрытием уже более 20 лет: сначала в сооснованном им журнале Tehelka, а с 2005 года – в некоммерческой организации Cobrapost (член GIJN), где он является основателем и главным редактором. С тех пор как в 2000 году Бахал и его команда впервые опубликовали расследование под прикрытием о подтасовке крикетных матчей, они добились больших успехов. Ярким примером их работы под прикрытием стала отставка 11 индийских депутатов после публикации видеозаписи, на которой они получали взятки за обсуждение некоторых вопросов в парламенте.

Прежде чем нажать кнопку записи, расследователи Cobrapost изучают следующие вопросы: «Во-первых, нужно предварительно оценить, насколько эти люди склонны к совершению противоправных действий», – поясняет Бахал. «Мы никогда не идём в «разведку боем». И только если нельзя получить информацию из документов, крайней мерой остаётся скрытая камера».

В дискуссиях Бахала с командой всегда поднимается важный вопрос: представляет ли история общественный интерес или нет. «За 20 лет ни один из фигурантов не сказал, что наши сюжеты не представляют общественного интереса», – отмечает Бахал. Однако он предостерегает, что непрофессиональное использование скрытых камер может только раздувать скандальные сенсации, как часто случалось в Индии.

В конце 2000-х годов начался бум репортажей под прикрытием, около 600 новостных телеканалов в Индии стали выпускать многочисленные сюжеты с использованием скрытых камер. Бахал считает, что именно поэтому репортажи под прикрытием получили дурную славу. «Некачественно подготовленные сюжеты, а также те, где не было явного общественного интереса, стали бросать тень на весь жанр», – объясняет Бахал. «Но сейчас маятник качнулся в другую сторону. Скрытые камеры почти никто не использует».

Руководство BBC Africa Eye требует от своих репортёров обдумывать последствия, прежде чем утверждать репортаж под прикрытием. «Можно ли эту историю рассказать как-то иначе?», – спрашивает Мурими, когда обсуждает, как BBC Africa Eye изучает новую идею для репортажа. «Работа под прикрытием – это крайняя мера, нельзя прибегать к ней в первую очередь… В чём заключается общественный интерес? Если общественного интереса нет, то, собственно, оно того не стоит».

Следующим шагом в работе команды, как и в любом другом расследовании, является сбор легкодоступных доказательств. Без этого предварительного этапа материал может выглядеть заказным против конкретного фигуранта. «Необходимо детально показать, очень конкретно и очень подробно, почему человек, люди, или организация, в отношении которых вы проводите расследование, действительно совершают правонарушения, о которых общественность должна знать и которые должны быть раскрыты», – подчёркивает Мурими.

Ещё одна важнейшая задача: выяснить, можно ли обеспечить безопасность всех участников журналистской группы. Если её гарантировать невозможно, то BBC может остановить такое задание. Иногда расследователи привлекают для подготовки репортажей третьих лиц, если они хорошо знают местность, но фактически там не живут. Это обеспечивает более надёжную защиту и безопасность всех участников после публикации материала.

Часто упускают из виду, что для обеспечения безопасности тех, кто работает под прикрытием, необходим также план связи. Как оператор сможет оповестить находящуюся рядом группу, если что-то пойдёт не так? Иногда это можно сделать по телефону, но BBC также использовала и простое устройство типа «тревожная кнопка», по которому другие участники группы немедленно вмешиваются, чтобы помочь коллеге или разрядить ситуацию.

Последний шаг перед началом съёмок – «это выстраивание нарратива», – поясняет Мурими. «Как вы собираетесь снимать, какие сцены вам нужны, что должно произойти с точки зрения расследования, а что – с точки зрения съёмок».

Перед началом работы под прикрытием в любом расследовании эксперты рекомендуют тщательно изучить другие доказательства, чтобы лучше узнать фигурантов, и оценить, чем скрытая камера поможет в сюжете. Иллюстрация: Смаранда Толосано

Другая продюсерка BBC Africa Eye, которая проводит тренинги для журналистов, работающих под прикрытием (и поэтому пожелавшая остаться анонимной), объясняет, что работа под прикрытием «не так экзотична, как кажется, потому что на 80% это традиционная, тщательная работа с источниками, разведка, бумажная работа, и только последние 20% приносят конкретный результат. Без прочной основы традиционных журналистских методов ничего не получится».

Оба продюсера BBC согласны с тем, что скрытая съёмка очень уместна, когда нужно обезопасить источник от раскрытия, или когда преступления трудно задокументировать, например, в случаях сексуального насилия или расизма. Именно так они поступили в документальных фильмах BBC Africa Eye «Секс за оценки» и «Расизм на продажу».

Один из наиболее опасных – и распространённых – видов репортажей под прикрытием связан с расследованием организованной преступности. Нигерийская журналистка Тоборе Овуори из газеты Premium Times, расследовавшая под прикрытием торговлю африканскими женщинами в Европе, рассказала GIJN, что именно стоит учитывать и планировать журналистам, работающим под прикрытием:

Подготовка

  • Тщательно соберите предварительную информацию о фигуранте расследования и о процессе, в котором вы собираетесь достичь журналистских целей. В частности, составьте схемы помещений, которые будете посещать, как туда попадёте (если доступ ограничен), с кем, когда и зачем.
  • Не сообщайте никому, кроме своей команды, что вы работаете под прикрытием, даже своей семье, друзьям или другим коллегам.
  • Среди мер безопасности продумайте план побега, спасательную команду, достаточное количество денег на случай непредвиденных обстоятельств, эффективные средства связи с редактором, а также устройства отслеживания для экстремальных сценариев, например, если вы внедряетесь в сети торговцев людьми.
  • Прежде чем начать операцию под прикрытием, проконсультируйтесь с юристами. Они же могут понадобиться вам позже, чтобы вытащить из неприятностей. Пусть они будут наготове во время вашей работы под прикрытием, если возникнет чрезвычайная ситуация, требующая их услуг. В зависимости от ваших отношений с этими адвокатами, иногда юридическую помощь можно получить и бесплатно.

Советы по внедрению

  • «Когда вы определите необходимых фигурантов и составите схему своей работы под прикрытием, начинайте игру», – говорит Овуори.
  • «Нужно блюсти конспирацию, но при этом казаться простым и дружелюбным. Будьте готовы импровизировать, но не разглашайте важные детали и внимательно наблюдайте за собеседником. Нельзя быть предсказуемым».
  • «Используйте скрытую камеру, но уж не в авторучке или наручных часах, которую легко обнаружить. Проверьте заряд батареи и работоспособность вашего устройства», – говорит она.
  • «Всегда доверяйте своей интуиции и никогда не стремитесь доснять сюжет любой ценой», ­– предостерегает Овуори.
  • «Определите, на что вы готовы пойти, но не думайте, что ваши планы осуществятся как задумано. За углом могут поджидать сюрпризы».

Польский журналист Патрик Щепаняк написал для GIJN о своём опыте работы под прикрытием в 2019 году. Изображение: скриншот

После возвращения в редакцию Овуори советует коллегам понаблюдать, как такая операция повлияла на журналиста, нет ли последствий для психического здоровья. Она советует команде присматривать за коллегой на предмет признаков посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Разоблачение нарушений в пищевой промышленности – ещё один распространённый сюжет. Польский журналист Патрик Щепаняк, работающий в программе расследований Superwizjer на канале TVN Discovery Poland, уже описывал свой опыт работы под прикрытием, когда выдавал себя за работника мясокомбината.

Щепаняк советует:

  • «Создание легенды. Хорошая легенда строится на реальных событиях, эмоциях и историях. Используйте воспоминания и детали из собственного прошлого, чтобы сделать свою легенду достоверной», – говорит он.
  • «Ложь… Чем меньше вы рассказываете, тем лучше. Запомните свою легенду и будьте готовы к тому, что её в любой момент может проверить кто угодно», – предупреждает Щепаняк.
  • «Цифровые следы. Удалите из интернета всё, что можно, в том числе профили социальных сетей, и при необходимости создайте новые. Делайте это аккуратно и сильно заранее», – советует он. «Учитесь на моих ошибках: я оставил одну из своих старых фотографий под своим настоящим именем на шестой странице поиска изображений в Google. Впоследствии это привело к разоблачению, когда во время одной из ночных смен около трёх часов ночи меня пригласили в кабинет начальника «для подписания контракта»».
  • «Изменение внешнего вида. Бритьё, отращивание или окрашивание волос; сбривание или отращивание бороды; отращивание или сбривание усов – стоит внимательно присмотреться к своему внешнему облику, а также к своему гардеробу», – говорит он. «Если одежда не соответствует вашей легенде, купите другую, в том числе носки и нижнее бельё».
  • «Изменение образа. Адаптируйтесь к окружающей среде. Если это научная среда, ведите себя и говорите как научный сотрудник. Если это скотобойня, ведите себя и говорите как мясник. Если это преступное сообщество, то ведите себя и говорите как преступник», – подчёркивает он.
  • «Сбор данных. Узнайте о задании всё, что сможете», – говорит Щепаняк. «Я просмотрел множество документальных фильмов о производстве мяса и несколько довольно неприятных видеороликов на LiveLeak и YouTube-каналах, посвящённых жестокому обращению с животными».
  • «Удостоверение личности. В Польше подделка удостоверения личности является преступлением, поэтому мы решили не делать этого во время моей командировки, да и необходимости в этом не было», – говорит он.
  • «Наблюдайте и документируйте. Вот основные этические правила журналистики под прикрытием. Вы там для сбора информации про нарушения или преступления, а не чтобы провоцировать или инсценировать какие-то ситуации», – отмечает он.

Инструменты и оборудование

Ещё несколько десятилетий назад журналисты придумывали, как прятать немаленькие камеры в портфелях. Теперь стоимость и размеры записывающего оборудования снизились, а для съёмки скрытой камерой не нужно тратить много денег, они стоят от 15 долларов в магазинах фотоаппаратуры и электроники.

«С 2005 года оборудование стало миниатюризироваться», – объясняет Бахал из Cobrapost. «Я обычно не рассказываю, на что мы снимаем, но учтите: если вы используете нательную камеру, её могут найти при обыске, а в случае скрытых устройств в каком-то предмете, вас могут попросить не заносить его в комнату. Учитывайте это, и выбирайте в зависимости от того, с кем вы собираетесь встретиться».

Скрытых камер много: популярная камера в пуговице рубашки существует уже несколько десятилетий. Сейчас их можно спрятать практически везде: в браслете часов, ключах от автомобиля, флешке, очках или авторучке. Если нужно оставить камеру в комнате и уйти, то существуют камеры, скрытые в будильниках, очистителях воздуха, футлярах для DVD, освежителях воздуха, лампах, указателях выхода и, конечно, плюшевых мишках.

Кроме того, необходимо выбрать, будет ли камера использоваться внутри или вне помещений, должна ли она быть более мобильной – и работать от аккумулятора или от сети – или стационарно смонтированной.

Выбирая камеру, убедитесь, что её разрешение составляет не менее 1080 пикселей, чтобы качество видео было достаточно для HD, минимального разрешения для большинства телеканалов. Если объект съёмки будет находиться далеко от камеры, то лучше выбрать камеру с разрешением 4K; в этом случае можно будет при монтаже увеличить масштаб без потери чёткости.

Будьте осторожны, особенно если собираетесь расследовать деятельность организованной преступности или других лиц с большими бюджетами на обеспечение безопасности: у них могут быть контрразведывательные устройства, способные обнаружить WiFi скрытой камеры или деактивировать любое записывающее устройство путём создания электромагнитного поля. Прежде чем отправляться на объект со скрытой камерой, обязательно изучите, какие меры безопасности могут быть приняты фигурантами.

Репортёры должны тщательно продумать тактику работы под прикрытием и досконально знать, как работать с любой скрытой видео- и аудиоаппаратурой. Иллюстрация: Смаранда Толосано

Этические сложности

Брюс Шапиро, исполнительный директор Дарт-центра журналистики и травмы при Колумбийском университете и эксперт по журналистской этике, отмечает, что наряду с правовыми, а иногда и физическими рисками, работа под прикрытием может иметь значительные этические и репутационные последствия. «Репортёру может быть очевидно, зачем лгать для получения отличного материала, но, если вы обманываете систематически, это можно использовать против вас, обвинив в нечестности или продажности», – предупреждает он. «Обман для конспирации – это этический компромисс, и к нему нужно относиться с большой осторожностью до, во время и после работы под прикрытием».

Шапиро рассказывает о том, как журналистам стоит помнить об этических проблемах на протяжении всего процесса работы под прикрытием.

До

Прежде чем приступить к реализации проекта под прикрытием, журналист или команда должны задать три основных вопроса:

  • Альтернативы: действительно ли работа под прикрытием является единственным способом получения информации или просто наиболее целесообразным? Использовали ли вы информацию из открытых источников, публичные документы, информаторов и другие методы?
  • Анализ затрат и выгод: достаточно ли важен сюжет, чтобы оправдать методы работы под прикрытием и все связанные с этим потенциальные проблемы?
  • Оценка рисков: все ли возможные риски для вашей команды, вашего СМИ и ваших источников вы предусмотрели? Это может быть не только физическая угроза и правовые последствия, но и сильный психологический стресс для тех, кто работает под прикрытием, репутационный риск, когда ваши методы станут известны, или возможность мести вашим источникам.

В процессе

Независимо от того, работаете ли вы в одиночку или в составе группы, работа под прикрытием очень стрессовая, и этические проблемы не ограничиваются только принятием решения о такой работе. Шапиро объясняет, что поддержание легенды, страх разоблачения и ежедневные попытки выведать информацию – всё это может привести к серьёзным последствиям.

  • Какая постоянная поддержка – юридическая, техническая, редакционная или психосоциальная — необходима вам на этапе работы под прикрытием?
  • Как вы узнаете, что пора отступать, и каков ваш план действий в чрезвычайных ситуациях, если возникнет опасность раскрытия или другие угрозы?
  • Очень важно во время работы под прикрытием регулярно общаться с доверенными коллегами или редактором, обсуждая сложные повседневные решения. Работа под прикрытием требует разделения ответственности.

После

По своей природе репортаж под прикрытием предполагает систематический обман, поэтому важно в основной публикации скомпенсировать его максимальной, даже радикальной, прозрачностью для вашей аудитории. «Полностью объясните своё решение работать под прикрытием и методы, которые вы использовали», – советует Шапиро. «По возможности открыто указывайте информаторов, не нужно по ходу ссылаться на анонимные источники. Добавляйте гиперссылки на документы и публично доступные материалы. Не оставляйте своим фигурантам ни единой возможности пошатнуть доверие к вам».

Не только Шапиро это рекомендует. Практически все кодексы журналистской этики призывают представителей прессы быть честными и прозрачными во всём процессе журналистской работы, и избегать обмана.

Эти запреты на журналистский обман отражают вполне реальные риски, связанные с работой под прикрытием, а также подчеркивают общую негативную репутацию, сложившуюся в последние годы вокруг этой практики, особенно в основных западных медиа. Исследователи СМИ связывают сомнительную репутацию репортажей под прикрытием с целым рядом проблем: использование скрытых камер папарацци в бульварной прессе, безрассудным риском журналистов-новичков, редкими случаями провокации преступлений, чрезмерным злоупотреблением этим методом в некоторых странах и использование его в заказных репортажах политтехнологов. Все эти факторы также вносят свою лепту в снижение доверия населения к СМИ.

Ценность журналистской работы под прикрытием

В своей книге «Репортажи под прикрытием: правда про обман» Брук Крогер, профессорка журналистики Нью-Йоркского университета, утверждает, что эта практика осуждается несправедливо, и что на самом деле за последние 150 лет она превзошла другие виды журналистики по степени влияния на привлечение виновных к ответственности.

Собрав сотни впечатляющих расследований с использованием скрытых методов, в сотрудничестве с библиотеками Нью-Йоркского университета Крогер опубликовала архив на сайте Undercoverreporting.org (в основном там собраны работы из Северной Америки).

По словам Крогер, хотя ответственно выполненные репортажи под прикрытием и должны быть редкостью, в последние годы они стали слишком редкими. Их часто избегают по неправильным причинам и упускают возможности расследовать темы, действительно представляющие общественный интерес. Она добавляет, что этот метод особенно эффективен при разоблачении злоупотреблений и эксплуатации сотрудников на работе.

Она описывает пять видов «журналистики исподтишка» и поясняет, что каждый из них требуется разный уровень этической и юридической оценки.

  1. Защита прав потребителя. По мнению Крогер, нет никаких этических препятствий для того, чтобы журналист просто воспроизводил опыт потребителя. Например, журналисты могут заказать ремонт автомобиля, чтобы проверить, не завышена ли цена. Хотя перед публикацией, конечно, даётся обычное журналистское право на ответ, по её словам, особо тщательной этической оценки тут не требуется.
  2. Подслушивание. По мнению Крогер, подслушивание разговоров, когда вы не показываете, что вы журналист, – может быть оправдано, если можно продемонстрировать, что неосторожный комментарий государственного служащего имеет важное значение для освещения событий, представляющих общественный интерес. В этом случае при использовании любых записывающих устройств следует чётко знать правовые нормы, регулирующие защиту частной жизни. Источникам также нужно предоставить возможность уточнить или объяснить свои комментарии, а аудитория должна знать, как именно была получена эта цитата.
  3. Государственные учреждения. Журналисты могут свободно ходить по тем же коридорам, что и посетители, но, по словам Крогер, иногда репортёрам приходится слегка маскировать свою истинную задачу, чтобы избежать проблем и продлить своё пребывание в учреждении. К таким пассивным тактикам относятся непредъявление журналистских удостоверений или необъявление заранее о своём статусе журналиста, использование отвлекающих деталей, например, папка в руках или типичная для посетителя одежда. Однако, по её словам, всё равно в этих случаях следует избегать активного обмана, например, не надевать белый халат и стетоскоп, фирменный значок или другой идентификатор принадлежности к какой-либо группе. Она подчёркивает, что репортёры, участвующие в таких проектах, должны сразу же сообщать о статусе журналиста, если их об этом прямо спрашивают. По мнению Крогер, на этом уровне уже нужно обсуждать вопросы этики и стратегии с редакторами и внешним консультантом.
  4. Скрытые камеры. По мнению Крогер, использование скрытых камер должно сопровождаться детальными консультациями по правовым и этическим вопросам как до, так и после съёмок, а полученные доказательства должны помещаться в контекст добытого традиционным способом материала.
  5. Внедрение под прикрытием. По мнению Крогер, псевдотрудоустройство или выдача себя за участника расследуемой схемы, особенно связанной с преступлением, всегда должны тщательно планироваться и на каждом этапе проходить тщательную юридическую и этическую проверку, а также проверку на безопасность. Необходимо пытаться собрать факты альтернативными методами.

Крогер отмечает, что большой вклад в создание качественных репортажей под прикрытием внесли именно журналистки – ярким примером служит Нелли Блай, которая разоблачала институализированную жестокость, выдавая себя за пациента психиатрической лечебницы в Нью-Йорке в конце XIX века.

Ключевые принципы

  • Прежде всего, не навреди. По словам Крогер, журналисты должны быть уверены в том, что их работа под прикрытием не создаёт рисков и не лишит граждан доступа к важнейшим услугам. Например, по её словам, журналисты не должны занимать койку в психиатрической клинике или доме престарелых, если эта койка нужна реальному пациенту.
  • Никогда не нарушайте закон. Журналисты должны быть заранее проинформированы о юридических рисках своего проекта и чётко знать правовые рамки.
  • Усилия вызывают доверие. По словам Крогер, проекты, в которых репортёры тратят несколько недель и больше на изучение ситуации обычно вызывают большее уважение аудитории, чем короткие съёмки скрытой камерой.
  • Избегайте откровенной лжи – и особенно явной лжи в письменном виде или в документах, требующих подписи. По словам Крогер, искусные уловки и другие формы обмана допустимы в случаях, когда это необходимо для получения информации по вопросам, представляющим большой общественный интерес. «Однако следует избегать откровенной лжи», ­– советует она.
  • При принятии решения о работе под прикрытием и публикации таких материалов обращайтесь к внешним консультантам и юристам. Помимо редакторов, штатного юриста и других коллег, независимый и не входящий в состав журналистской группы консультант может стать хорошим подспорьем. «Вам нужен какой-то очень отстранённый человек, который поможет вам оценить всё объективно», – говорит она.
  • На основе прошлого опыта работы под прикрытием продумывайте гипотезы для других, основанных на данных, материалах, где расследование может быть «кабинетным». По словам Крогер, один работавший под прикрытием репортёр, изучавший проблему безопасности в больницах, попутно заметил признаки мошенничества, что послужило основой для отдельного материала. «Вы не стали бы запрашивать эти документы, если бы не были свидетелем [проблемы]», – отмечает она.

Успешные примеры из практики

  • Ассоциация «Похитители» (2021, Украина): Мария Горбань и журналисты некоммерческого СМИ «Слідство.Інфо» под прикрытием расследовали заявления граждан о том, что их похищали и удерживали в реабилитационных центрах, если родственники объявили их наркоманами и заплатили центру несколько сотен долларов. Журналисты отправились под прикрытием в два центра из 50 по всей Украине и выдавали себя за родственников, которые хотят насильно отправить своего родственника на реабилитацию.
  • Психологи, связанные с ультраконсервативными организациями США, проводят «терапию» гомосексуализма в Коста-Рике (2021, Коста-Рика): Журналисты openDemocracy и Radioemisoras UCR провели тайное расследование онлайновых сеансов «конверсионной терапии», организованных коста-риканским отделением американской фундаменталистской христианской организации.
  • «Вся премьерская рать» (2021, Бангладеш): Отдел расследований телеканала Al Jazeera совместно с информатором расследовал обвинения о коррупции в высших эшелонах власти в Бангладеш. Группа снабдила информатора скрытыми камерами, чтобы он записал фигуранта, связанного с премьер-министром страны. В 2021 году это расследование было отмечено наградой DIG.
  • Журналистка под прикрытием стала рабыней (2020, Уганда): Журналистка угандийской газеты New Vision, будучи под прикрытием, была нанята рекрутинговой компанией для работы в Дубае. Она рассказала в своём подкасте, как стала свидетелем и непосредственным участником жестокого обращения с мигрантами и современной работорговли. Она стремится предупредить африканцев, желающих отправиться в богатые нефтью арабские страны, об опасности такого путешествия.
  • «Разоблачение лицензированного хищника» (2021, Гана): Ганская некоммерческая организация Fourth Estate, занимающаяся журналистскими расследованиями и репортёр Манассех Азур Авуни скрытой камерой сняли врача, который в своём кабинете насиловал женщин, жалующихся на проблемы репродуктивного здоровья. Сюжет привёл к аресту и признанию вины фигурантом.
  • Труд невыразимой боли (2021, Кения): Журналистка Наипаной Лепапа в течение нескольких месяцев работала под прикрытием, выдавая себя за родителя, желающего найти суррогатную мать, а затем за кандидатку, готовую выносить и родить ребёнка для потенциальных родителей. Материал был опубликован на кенийской медиаплатформе Elephant. В ходе расследования Наипаной выявила факты «принуждения, эксплуатации и запугивания суррогатных матерей, торговли людьми – как суррогатными матерями, так и детьми, – принудительных абортов, подделки документов и мошенничества».
  • «Под прикрытием: внутри китайского цифрового ГУЛАГа» (2020, Китай): Документальный фильм проекта Frontline снят из соседнего с Китаем Казахстана. Авторы выясняли, как уйгуры, мусульманское меньшинство Китая, подвергаются постоянной слежке с помощью искусственного интеллекта. Они наняли китайского бизнесмена, чтобы тот поехал в Синьцзян и опосредованно выступил в роли репортёра под прикрытием, «поскольку за иностранцами там следят, а за уйгурами наблюдают».
  • «Предательство игры», (2018 — Кения): Известный в Африке репортёр Анас Аремейо Анас, работая на BBC Africa Eye, в течение двух лет вёл скрытый репортаж, документируя коррупцию в футболе Кении и Западной Африки. Он заснял на камеру 100 футбольных чиновников по всему региону, которые брали взятки за помощь в организации матчей.
  • Внутри «секретной клиники абортов» в WhatsApp (2018, Бразилия): В течение пяти месяцев команда бразильской службы BBC имела доступ к группе WhatsApp, в которой продавались абортивные средства и давались советы женщинам, не имеющим доступа к легальным абортам в Бразилии. Группа обнаружила, что администраторы группы не имеют медицинского образования, а врачи, опрошенные журналистами, заявили, что эта процедура может быть опасна для жизни.
  • Издание Goutte d’Or регулярно публикует на французском языке расследования под прикрытием, например, разоблачение расизма и насилия среди полицейских во Франции или статью о порноиндустрии, в которой говорится о «постоянном принуждении, несоблюдении трудового законодательства и практике, противоречащей человеческому достоинству».
  • Мои четыре месяца в качестве охранника частной тюрьмы (2016, США): В этом расследовании, удостоенном премии Голдсмита, журналист издания Mother Jones Шейн Бауэр работал под прикрытием в частной тюрьме в американском штате Луизиана. Во время своего пребывания там он зафиксировал вопиющие злоупотребления. Вскоре после публикации его разоблачительных материалов Министерство юстиции объявило о прекращении использования частных тюрем.
  • «Под прикрытием в Temp Nation» (2017, Канада): В этом репортаже корреспондентов газеты Toronto Star Сара Моджтехедзаде и Брендан Кеннеди предлагают читателям взглянуть изнутри на хлебопекарни, которые используют временных работников, помещаемых в небезопасные условия труда при отсутствии обучения и с низкой оплатой.

Репортёр газеты Toronto Star стал временным работником на хлебозаводе, чтобы задокументировать небезопасные условия труда, отсутствие обучения и низкую оплату. Иллюстрация: Смаранда Толосано

Предостережения

Журналисты-расследователи должны понимать, что работа под прикрытием несёт риски для жизни, для карьеры или репутации своих изданий, так как во многих странах право на неприкосновенность частной жизни считается более весомым, чем свобода прессы.

  • В Черногории журналист-расследователь Йово Мартинович провёл 15 месяцев в заключении после ареста во время работы под прикрытием над материалом о торговле оружием на Балканах. Позднее он был приговорен к одному году лишения свободы по обвинению в торговле наркотиками. Мартинович отверг эти обвинения и заявил Комитету защиты журналистов, что, по его мнению, они были выдвинуты в отместку за его репортажи.
  • Один из ярких примеров 1990-х годов связан с журналистами ABC News, которые подали ложное резюме, чтобы устроиться на работу в американскую сеть продуктовых магазинов Food Lion. Впоследствии они сняли на видео неправильную обработку и переупаковку просроченного мяса в продуктовых магазинах. Однако после выхода их репортажа на телекомпанию был подан иск, ставший знаковым делом о свободе прессы. Хотя обвинения в мошенничестве, выдвинутые против телекомпании, были в итоге отклонены, продюсеры ABC News, проводившие репортаж под прикрытием, были признаны виновными в незаконном проникновении в частную собственность и были обязаны выплатить миллионы долларов в качестве компенсации ущерба. В итоге федеральный апелляционный суд отменил часть этого решения и уменьшил размер штрафа.
  • Журналистам также приходится справляться с тяжёлыми эмоциональными переживаниями из-за работы под прикрытием, как это произошло в случае с индийским веб-сайтом Quint. Репортёры тайком сняли индийского солдата, который жаловался на работу, которую его заставляли делать за начальника. После публикации материала солдат покончил жизнь самоубийством. Poynter в своём анализе пришёл к выводу, что история о том, как индийские солдаты выполняют рутинную работу за своих начальников, уже была известна, поэтому публикация слов этого солдата была излишней.

Уроки из первых рук

Рован Филп

За 15 лет работы старшим репортёром в Южной Африке я провёл всего четыре расследования под прикрытием, и в трёх из них допустил существенные ошибки, причём всё из-за поспешности. Некоторые из этих ошибок по-прежнему часто встречаются, а их стоит избегать.

Не торопитесь с операцией под прикрытием

В одном случае мой редактор согласился, чтобы я выдал себя за потенциального покупателя для разоблачения подозреваемого в торговле людьми в Йоханнесбурге. Этот человек неожиданно предложил встретиться в тот же вечер, и я под давлением согласился. Поэтому я поспешил на встречу без всякой подготовки. В конце встречи – у выхода из бильярдной, которая, как оказалось, принадлежала этому человеку, – он попросил у меня номер стационарного телефона. В панике я назвал прямой номер редакции, который ещё и ведёт на автоответчик. Мужчина спокойно посмотрел на меня и, к моему изумлению, сказал, что это же номер с коммутатора моей газеты! Опасаясь физической расправы со стороны его вышибал, я просто повернулся и убежал по улице, а материал пропал.

Выводы:

  • Потратьте необходимое время на планирование – и не позволяйте объекту диктовать начало расследования.
  • Указывайте одноразовый номер телефона или Google Voice, но ни в коем случае не свой собственный.

Попробуйте традиционные методы

Во втором случае моя газета решила расследовать местное казино, которое, вопреки заявленным правилам, позволяло игроманам оставлять в заведении детей после школы. Источники утверждали, что детей оставляли в небольшом детском саду почти каждый день, причём некоторые могли бродить без присмотра и спать на полу, а других запирали в машинах на парковке. После того как на собеседовании с кадровиком я намеренно расплывчато рассказывал о своей дневной работе, я вызвался работать в детском саду, и поработал там 10 вечеров в течение нескольких недель. Этот опыт подтвердил многие из обвинений и выявил другие нарушения. Полученная история произвела эффект: руководители казино не стали оспаривать материал и пообещали пересмотреть свою политику в области услуг для детей и профинансировать новые социальные программы. Однако вскоре возникли некоторые проблемы. В нашем материале мы не рассказали читателям о моей работе под прикрытием, поэтому источник информации в некоторых случаях получился анонимный. И потом мы с опозданием поняли, что вообще не обязательно было расследовать под прикрытием, мне скорее всего удалось бы взять интервью у бывших сотрудников, найти видеозаписи камер видеонаблюдения казино или внутренние документы, подтверждающие ранее полученные от родителей заявления.

Выводы:

  • Прежде чем приступить к реализации проекта под прикрытием, проведите ещё одно совещание и окончательно убедитесь, что это единственный способ собрать необходимую информацию в разумные сроки.
  • Если в вашей работе будут фигурировать дети или другие уязвимые группы населения, то нужно выделить намного больше ресурсов на планирование, а также на прояснение этических и правовых аспектов.
  • Всегда будьте прозрачны с аудиторией и рассказывайте, как и зачем вы получили доступ.

Не гонитесь за сенсацией

В третьем случае мой редактор был обеспокоен тем, что в Ботсване могла произойти судебная ошибка при вынесении приговора по делу об убийстве, где подсудимую приговорили к смертной казни. Закон о прессе в моей стране не позволял мне получить доступ к подсудимой, поэтому, я получил доступ в её камеру, выдав себя за её адвоката, оделся соответственно и объяснил охранникам, что мне нужно проинформировать её по некоторым юридическим вопросам. При встрече я сразу же назвал себя репортёром, и она сказала, что с радостью готова поделиться своей историей. В ходе интервью я получил новые убедительные доказательства того, что женщина была и юридически невменяема, и физически не могла совершить убийство, а потому, скорее всего, стала жертвой недобросовестных правоохранителей.

Однако история не получила должного развития, на суд она впечатления не произвела, и через два месяца женщина была повешена. Один из высокопоставленных чиновников в Ботсване заявил, что я нарушил закон, получив к ней незаконный доступ. В ретроспективе я понимаю, что материалу крайне не хватало дополнительных подтверждений, и он был опубликован преждевременно. Кроме того, он была написан от первого лица, что, хотя и придавало драматизма, затрудняло упоминания сторонних источников от третьего лица. Да и я не знал, что мой обман может нарушать местные законы.

Выводы:

  • Не поддавайтесь соблазну немедленно опубликовать эксклюзивную сенсацию, особенно если ставка для героя очень высока.
  • Понимайте ограничения повествования от первого лица, которые могут мешать качеству материала.
  • Для успешного проведения интервью под прикрытием необходимо выделять время на подготовку и обязательно сопровождать такую работу с традиционной журналистской проверкой.
  • Проконсультируйтесь с местными юристами, не нарушаете ли вы законодательство, работая под прикрытием в другой стране.

Иногда чем проще, тем лучше

Пожалуй, показательно, что мой единственный полностью успешный проект под прикрытием не предполагал активного обмана или лжи. Вместо этого я подслушивал тайное совещание, где каждая из сторон думала, что я от другой стороны.

Этот эксклюзивный материал о российско-южноафриканских переговорах по строительству АЭС был получен с помощью самых элементарных приёмов работы под прикрытием. Изображение: скриншот

В 2014 году я расследовал слухи о том, как правительство ЮАР тайно планирует приобрести у России восемь ядерных реакторов – там и сделка была незаконная, и цена разорительная, около 70 миллиардов долларов США. Правительство отрицало любые переговоры. Я просто выследил делегацию российских атомщиков, поехавшую на удалённый горный курорт, и, переодевшись в костюм, проследовал за ними в зал совещаний, где собрались южноафриканские чиновники.

Переговоры, которые я записывал, включали подробное обсуждение офсетных сделок, технических средств безопасности и утилизации ядерных отходов. В конце концов чиновники поняли, что я не принадлежу ни к одной из делегаций, и выдворили меня из комнаты. Спрятав собранные доказательства, я подошёл к обеим делегациям, представился журналистом и попросил дать комментарии. Представители ЮАР неохотно подтвердили факт переговоров. Позднее я в своих материалах показал, что президент ЮАР Джейкоб Зума хоть и отрицал какие-либо отношения с Росатомом, но ранее выступал за заключение сделки по продаже ядерного топлива с дочерней компанией этого агентства. За этой сенсацией последовали обширные расследования секретных переговоров, проведённые другими журналистами, и в совокупности всё это привело к отказу от ядерной сделки.

Эффективные стратегии

  • Метод пассивного подслушивания хорошо сработал, потому что (1) мы могли показать, что не было другого способа собрать информацию по вопросу, имеющему важное государственное значение; (2) я представился журналистом после того, как собрал информацию о переговорах и дал всем возможность дать полный ответ; и (3) мы были полностью прозрачны с читателями, объясняя, как собирались все факты.
  • Мы постарались дополнить факты, собранные под прикрытием, традиционной работой, а затем в продолжение сенсации провели дополнительное обычное расследование деятельности Росатома и секретных переговоров правительства.
  • Мы усилили охват материала с помощью радиоинтервью и кросс-публикации с другими редакциями.

Сотрудники GIJN, принявшие участие в подготовке пособия: Тоби Макинтош, Бенон Олука, Ана Беатрис Ассам, Мираж Ахмед Чоудхури, Мариэль Лосада, Амель Гани, Алим Холикул и Дипак Тивари.

Другие ресурсы, посвящённые работе под прикрытием


Nikolia ApostolouНиколия Апостолу (Nikolia Apostolou) директорка Ресурсного центра GIJN. В течение последних 15 лет Николия писала и продюсировала документальные фильмы о Греции, Кипре и Турции для более чем 100 СМИ, включая BBC, Associated Press, AJ+, New York Times, New Humanitarian, PBS, Deutsche Welle, и Al Jazeera.

 

Rowan Philp, senior reporter, GIJNРован Филп (Rowan Philp) – репортёр GIJN. Ранее он был главным репортёром южноафриканской газеты Sunday Times. В качестве иностранного корреспондента он освещал новости, политику, коррупцию и конфликты в более чем двух десятках стран.

Это произведение защищено лицензией Международная лицензия Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0

Перепечатывайте наши статьи бесплатно по лицензии Creative Commons

Перепостить эту статью

Это произведение защищено лицензией Международная лицензия Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0


Material from GIJN’s website is generally available for republication under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International license. Images usually are published under a different license, so we advise you to use alternatives or contact us regarding permission. Here are our full terms for republication. You must credit the author, link to the original story, and name GIJN as the first publisher. For any queries or to send us a courtesy republication note, write to hello@gijn.org.

Читать дальше

This image – showing a Russian military buildup near Ukraine in November 2021 – was one of more than 400 high resolution images of the Ukraine conflict that Maxar’s News Bureau has distributed to journalists.

Советы Советы и инструменты

Как получить бесплатные спутниковые снимки: советы журналистам

Целая сокровищница убедительных бесплатных визуальных данных до сих пор остаётся без внимания журналистов-расследователей. Наши советы помогут даже небольшим редакциям получить спутниковые изображения бесплатно или недорого.

Исследования Климат Примеры из практики Советы и инструменты

Куда девается мусор: Примеры расследований со всего мира

Куда попадают ненужные вещи вместо обещанной переработки или благотворительности: британская журналистка Хелен Масси-Бересфорд собрала примеры расследований, в которых удалось отследить трансграничные маршруты выброшенной одежды, обуви и пластикового хлама.

Журналистика данных Примеры из практики Советы и инструменты

Как проводить расследования, когда государство скрывает данные: Уроки из Беларуси

Беларуские журналисты рассказали, как расследовать деятельность госструктур и чиновников, когда доступ к данным ограничен. На примере одного из расследований БРЦ, Алина Янчур рассказала, как продолжать заниматься журналистикой в интересах общества в условиях репрессий со стороны правительства.