Истории

Темы

Нобелевский лауреат Дмитрий Муратов: Будьте журналистами-расследователями и меняйте мир к лучшему

ЧИТАЙТЕ ЭТУ СТАТЬЮ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ

Нобелевский лауреат Дмитрий Муратов.

«Менять мир к лучшему» – Нобелевский лауреат Дмитрий Муратов. Иллюстрация: Смаранда Толосано

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов в своей речи на церемонии вручения Нобелевской премии мира сказал: «Эта премия – всей настоящей журналистике… сообществу, которое выполняет профессиональный долг».

Четыре дня спустя в беседе с GIJN Муратов подчеркнул истинную ценность журналистов-расследователей, с которыми он разделил высокую честь получения Нобелевской премии. По его словам, «журналисты-расследователи – это великая миссия. Это важнейшая миссия человечества. Они не дают украсть будущее».

Нобелевский комитет вручил премию мира 2021 года Дмитрию Муратову и Марии Рессе – основательнице независимого филиппинского издания Rappler – за «усилия по защите свободы выражения мнений, которая является предпосылкой демократии и прочного мира».

226 зрителей из 74 стран присоединились к интервью с главным редактором «Новой». Часовой вебинар модерировали исполнительный директор GIJN Дэвид Каплан и заместитель директора Габриэла Манули.

«Я люблю, чту, уважаю журналистов-расследователей. Это серьёзная, великая работа. Огромная работа с источниками, базами данных, у компьютера и в поле. Журналисты-расследователи – это люди, которые никогда не узнают огромной славы, но они являются условием выживания человечества», – подчеркнул нобелиат.

На вопрос, зачем молодым людям выбирать профессию журналиста-расследователя, Муратов ответил всего одной фразой: «менять мир к лучшему». Модераторы предложили сделать футболку с этим слоганом, на что нобелевский лауреат в шутку возразил: «Предлагаю татуировку!»

На церемонии награждения в Осло Муратов также посвятил свою награду погибшим за последние 15 лет шести журналистам «Новой газеты»: Игорю Домникову, Юрию Щекочихину, Анне Политковской, Анастасии Бабуровой, и Стасу Маркелову, Наташе Эстемировой.

Памятуя об этом тревожном контексте, Дэвид Каплан начал интервью.

«Сегодня во всем мире мы, журналисты, сталкиваемся с тем, что превратилось в экзистенциальный кризис – не только для свободной прессы, но и для демократии и прав человека», – сказал Каплан. «Журналисты оказались на переднем крае борьбы – нас судят, сажают в тюрьму, в нас стреляют; мы сталкиваемся с беспрецедентной слежкой, судебными преследованиями, а поток дезинформации подрывает доверие общества к нашей работе».

Каплан добавил, что «Новая газета» находится на передовой, регулярно рассказывая о практически невозможных условиях жизни в России.

«Мы следили за работой газеты в течение 20 лет и всегда были впечатлены уровнем расследовательской журналистики, – упомянул «Новую» исполнительный директор GIJN. «Журналисты реализовали проекты, посвященные коррупции, нарушениям прав человека, мошенничеству во время выборов, насилию со стороны полиции и другим злоупотреблениям властью в стране, где работа многих независимых изданий больше не возможна».

Муратов, в свою очередь, отметил, что время пассивного освещения, поиска эксклюзивов и соревнований со СМИ-конкурентами прошло для независимых изданий. Вместо этого, по его словам, редакции должны сотрудничать и придерживаться демократических ценностей, а также активно добиваться справедливости в отношении злоупотреблений и искать решения проблем, игнорируемых правительствами.

«Я очень хочу, чтобы мы это сделали. И журналисты-расследователи должны к этому присоединиться», – добавил он.

В качестве насущного примера Муратов указал на роль редакций в отношении тяжелого положения его коллеги-нобелиата Марии Рессы, которая живет на Филиппинах под постоянной угрозой тюремного заключения по очевидно сфабрикованным обвинениям.

«Помочь можно солидарностью журналистов. Только солидарностью. Смотрите: если сейчас Марию Ресса, не дай бог, арестуют на Филлипинах, я уже подписал все бумаги – я лечу к ней. Я к ней сразу лечу вместе с членами нобелевского комитета, правозащитниками и журналистами-расследователями. Давайте проявлять солидарность в отношении наших коллег. Моментально к ним прилетать, сидеть у них в офисах, сидеть у них в тюрьмах».

Другими словами, никакого «заламывания рук» и тщательно продуманных заявлений. Слово «моментально» в послании Муратова было яснее ясного: когда автократы пытаются заставить замолчать журналистов, занимающихся расследованиями, их коллеги должны тут же броситься к ним на помощь и поднять шум.

Во время интервью GIJN Муратов был в гостях у коллег-радиожурналистов в городе на Волге – Самаре.

На вопрос, предоставило ли международное внимание к Нобелевской премии мира независимым СМИ в России дополнительную защиту от преследований со стороны государства, Муратов ответил, что не знает. Однако подчеркнул, что награда превратила «Новую газету» в кол-центр, куда россияне обращаются как в последнюю инстанцию для решения гражданских проблем.

«У меня сильно прибавилось работы. «Новая газета» и я лично получаем сейчас сотни, сотни, сотни сообщений с просьбой помочь с лекарствами, судами, квартирами, болезнями детей. Эта премия оказалась новой работой. И, честно говоря, я рад этому, и мы будем это делать».

По его словам, влияние журналистских расследований – от увольнения чиновников до перемен в политике и воздействия на избирателей – важно не только для улучшения жизни, но и для сохранения карьеры и сил журналистов.

«Когда мы после наших расследований не видим результата, мы выгораем. Я знаю, что настоящая жизнь статьи начинается, когда она уже опубликована. Мы обязаны добиваться результата. Если есть результат, то не будет и выгорания».

Однако, если в условиях автократии такое влияние невозможно, даже просто освещение злоупотреблений может иметь бесспорную ценность, повышая ожидания в репрессированных обществах.

Помимо борьбы с коррупцией и преступлениями мафии, «Новая газета» ведет кампанию по борьбе с двумя леденящими душу проблемами: пытками в тюрьме и редкими детскими неврологическими заболеваниями, включая спинальную мышечную атрофию (СМА).

Муратов уже пообещал пожертвовать денежную составляющую Нобелевской премии (около $570 000) благотворительным организациям, в том числе тем, кто борется с редкими детскими заболеваниями в России, а также фондам журналистики, включая премию имени Анны Политковской.

«Мы хотим создать международный трибунал против пыток. Это страшное, ужасное действие, которое происходит в тюрьмах разных стран мира, а у нас в России – всё время, – сказал Муратов. – Я хочу, чтобы мы со всего мира собирали сведения о пытках, и из этого сделали белую книгу пыток и передали ее в международный трибунал. Это журналистская инициатива, и журналисты и журналистские сети должны в этом участвовать».

В рамках своей активистской философии Муратов выдвинул идею в стиле Робин Гуда: когда журналисты-расследователи находят украденные деньги, которые в противном случае были бы потеряны для общества, то эти возвращенные средства следует перераспределить на достойные цели.

«Мы журналисты-расследователи вместе раскрыли множество схем мафии. Мы нашли миллиарды и миллиарды денег, которые принадлежат коррупции, мафии. А куда они денутся? Моя идея состоит в том, чтобы мы вместе с вами договорились, чтобы эти деньги направлялись в благотворительные фонды, которые вернут их людям, нуждающимся в лечении: детям, молодым взрослым. Давайте заберем эти деньги у мафии и отдадим их людям».

Муратов призвал сообщество журналистов-расследователей поделиться своим мнением по поводу этой инициативы.

Несмотря на суровые условия, в которых приходится работать сотрудникам «Новой», издание продолжает делать злободневные репортажи и проводить расследования. В ответ на вопрос о том, какие уроки репортеры из других репрессивных стран могут извлечь из жизни его команды, Муратов подчеркнул, что меняться нужно не редакциям, а режимам.

«Ни в коем случае не прогибаться ни под что. У нас, безусловно, репрессивная власть. Мы не меняем своего поведения и не меняем своих принципов. Пускай власть меняет. В России выросло целое поколение выдающихся журналистов, которые занимаются расследованиями. В первую очередь, конечно, «Важные истории», ФБК (Фонд борьбы с коррупцией) – это выдающиеся проекты».

По мнению Муратова, талант и мотивация эффективной журналистики, стоящей на страже прозрачности и демократических ценностей, вероятно, уже есть во многих автократических обществах. Но молодые люди в авторитарных странах должны помнить, что, работая на государство они лишь напрасно растратят свой талант. И важно, чтобы журналисты не переставали поддерживать друг друга.

«Это солидарность», – сказал он и добавил: «О чем я мечтаю? – Я мечтаю о сотрудничестве с международными сетями журналистов-расследователей».

Говоря о небольшом, но увеличивающемся глобальном сообществе журналистов-расследователей, Каплан завершил интервью, напомнив о заключительной цитате Муратова на церемонии вручения Нобелевской премии: «Мы – антидот от тирании».

Рекомендуемые материалы по теме

 Почему журналисты в условиях автократии должны работать так, как-будто они живут в демократии.

Изложение фактов властям: Что Нобелевская премия мира 2021 года означает для журналистики.

Любимые инструменты российского журналиста Романа Анина.


Рован Филп (Rowan Philp) – лауреат многих журналистских наград, работавший более чем в двух десятках стран. В течение 15 лет Филп был главным репортером и главой лондонского бюро Sunday Times в Южной Африке. Сейчас он живет и работает в Бостоне.

Перепостить эту статью

Это произведение защищено лицензией Международная лицензия Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0


Material from GIJN’s website is generally available for republication under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International license. Images usually are published under a different license, so we advise you to use alternatives or contact us regarding permission. Here are our full terms for republication. You must credit the author, link to the original story, and name GIJN as the first publisher. For any queries or to send us a courtesy republication note, write to hello@gijn.org.

Читать дальше

Новости и аналитика

Плохие известия для журналистов – хорошие новости для России

Российский журналист-расследователь Андрей Солдатов рассказывает о кампании Кремля, направленной против независимых журналистов, которая включает аресты банковских счетов, уголовное преследование, обвинения в распространении «фейков» о войне и не только.

Новости и аналитика

Беседа с лауреатом Нобелевской премии Дмитрием Муратовым

GIJN приглашает вас принять участие в онлайн-беседе с лауреатом Нобелевской премии мира 2021 года Дмитрием Муратовым. Муратов – главный редактор «Новой газеты» –независимого издания, известного своими расследованиями коррупционных преступлений, нарушений прав человека, фальсификации результатов выборов, насилия со стороны полиции и других злоупотреблений властью в России.

Безопасность и защита Свобода прессы Советы и инструменты

В обход цензуры: Как использовать интернет анонимно

Автократии и онлайн-порталы любят собирать всевозможные данные. Многие пользователи вообще не имеют доступа к свободной сети. Приводим несколько советов о том, как безопасно и анонимно перемещаться по интернету, и как избежать цензуры.

10 распространенных ошибок в журналистике данных

Журналистика данных Примеры из практики Советы и инструменты

10 типичных ошибок в журналистике данных

На конференции по дата-журналистике NICAR-2024 репортёр GIJN Рован Филп расспросил спикеров и участников о пробелах в журналистике данных, темах, которые часто остаются в тени, и навыках, которых не хватает редакциям.