data information war
data information war

Image: Shutterstock

Истории

Темы

Как использовать журналистику данных для освещения войн и конфликтов

ЧИТАЙТЕ ЭТУ СТАТЬЮ НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ

Данные о войне

Война в цифрах: где найти данные для ваших материалов. Изображение: Shutterstock

В течение многих лет в темных подвалах Сирии продолжались пытки, голод и убийства — настоящий ад. Тысячи людей навсегда исчезли в этих застенках; многие из тех, кому все же удалось выйти, изувечены и сломлены.

Шокирующее расследование New York Times обнажило насилие и садизм, зафиксировав военные преступления, совершенные режимом президента Башара Асада в этих ужасных камерах пыток.

В основу материала, подготовленного Энн Барнард, бывшим руководителем бюро Times в Бейруте и ветераном освещения вооруженных конфликтов, легли данные о погибших и пропавших без вести.

«Сложно найти слова, чтобы должным образом передать глубину репортажа Барнард и тяжесть описанных в нем злодеяний», — написал Исаак Чотинер из New Yorker в мае 2019 года, когда этот материал был опубликован. Во время интервью с автором он задал вопрос о том, как были получены «поразительно мрачные» данные о пытках и убийствах.

Барнард ответила так: «По данным Сирийской сети за права человека, независимой группы мониторинга, которая ведет самый строгий подсчет, почти 128 000 человек так и не вышли на свободу — предположительно, они либо мертвы, либо все еще находятся под стражей. Почти 14 000 человек «запытали до смерти».

В статье Times Insider об этом расследовании она отметила: «Мы работали над этим материалом с удвоенной силой, поскольку группы по правам человека постоянно собирали данные о десятках мест пыток, десятках тысяч исчезнувших сирийцев и тысячах казней гражданских оппозиционеров на основании приговоров по сфабрикованным делам».

Ее команда неделями работала в Турции, Германии и Ливане, выслушивая и сопоставляя воспоминания выживших. В 2012 году, когда Барнард только начинала освещать события в Сирии, работа велась по-другому.

«Наша работа была сосредоточена на видимых военных преступлениях — тех, свидетелями которых мы были лично, или которые можно было быстро верифицировать по видеозаписям и показаниям свидетелей… В то же время, происходили задержания, пытки и казни в секретных застенках — все это оставалось незамеченным, об этом знали лишь выжившие жертвы», — пишет Барнард в Times.

Разрушенный центр города Хомс в Сирии

Разрушенный центр города Хомс в Сирии. Это третий по величине город страны, который стал важнейшим полем битвы в восстании против президента Башара Асада. Изображение: Shutterstock

Журналистика данных сыграла чрезвычайно важную роль в разоблачении зверств в Сирии благодаря использованию передовых подходов цифровой криминалистики, геолокации, визуализации данных, а также других высокотехнологичных инструментов, которые позволяют освещать военные события объективнее и оказывать большее влияние на аудиторию.

Статистические данные о конфликтах, заслуживающие освещения в печати, широкодоступны. Но есть проблема: как журналистам определить, какие наборы данных использовать? Как оценить источники данных и выбрать среди них то, что нужно? Что следует искать?

«Когда данных больше, они не обязательно лучше. Нужно знать, откуда эти данные, что в них включено, а что нет. Журналистам не следует воспринимать все данные как объективный факт», — говорит Андреас Форо Толлефсен, старший научный сотрудник Института исследования проблем мира в Осло, ведущий специалист в области данных о конфликтах.

Освещение конфликтов с помощью данных

Изучение баз данных о конфликтах и знание их специализации поможет сузить поиск. Ниже кратко представлены три масштабных проекта по сбору данных, на которые часто ссылаются в СМИ и научных исследованиях. Также приведены примеры сотрудничества этих проектов и освещения вооруженных конфликтов в СМИ с использованием их данных.

(Данные могут устареть, поэтому обратите внимание на дату обновления базы — примечание редактора).

Программа данных о конфликтах Уппсальского университета (Uppsala Conflict Data Program, UCDP): наборы данных о конфликтах и миротворчестве, в том числе о мирных соглашениях, внутригосударственных и негосударственных вооруженных конфликтах, одностороннем насилии и прекращении конфликтов. UCDP предлагает наборы данных об организованном насилии и миротворчестве, которые можно бесплатно скачать со страницы UCDP. Также доступны иллюстрации — графики, схемы и карты.

Набор данных о местоположении и событиях вооруженных конфликтов (Armed Conflict Locatio& Event Dataset (ACLED)): платформа для сбора дезагрегированных данных, анализа и картирования кризисных ситуаций. Этот проект в режиме реального времени собирает данные о местах, датах, действующих лицах, погибших и классификации всех зарегистрированных случаев политического насилия и акций протеста по всему миру. Пользователи могут просматривать данные с помощью интерактивной панели инструментов. Проект работает под лозунгом «Вносим ясность в кризис».

Институт исследования проблем мира, Осло (Peace Research Institute, Oslo (PRIO)) изучает, как возникают и как разрешаются конфликты, как различные типы насилия влияют на людей, и как общество справляется с кризисами. Ведется сбор данных о датах начала и окончания конфликтов, что позволяет вычислить их продолжительность; каждый год добавляются данные о количестве погибших в боях. Активные исследовательские проекты на десятки тем перечислены в алфавитном порядке.

Данные, собранные этими группами, впечатляют, а порой и пугают. Как же они отражаются в новостной журналистике? О чем помогают рассказывать?

«Для журналиста эмпирические и статистические данные — очень мощный инструмент информирования аудитории; они также помогают задавать правильные вопросы лицам, принимающим решения», — рассказывает Альберт Толлефсен, «исследователь человеческого измерения географии» из PRIO. «Данные часто показывают несостоятельность тех или иных нарративов, или порождают вопросы, которые без них, возможно, не возникли бы».

Например, c помощью данных можно построить карты, отчетливо увидеть тенденции и закономерности — увеличилось или уменьшилось насилие в регионе конфликта, и как это соотносится с условиями жизни гражданского населения на местах, что в свою очередь влияет на миграцию и количество беженцев. Материал, основанный на данных ACLED, показал, как конфликт на севере Мозамбика привел к перемещению более полумиллиона человек.

Данные PRIO в сочетании с другими источниками использовались в недавнем отчете организации «Спасите детей» (Save the Children) «Оружие войны: сексуальное насилие в отношении детей в условиях конфликта». Как показывает статистика, в настоящее время риску подвержено почти в 10 раз больше детей, чем три десятилетия назад, когда число жертв составляло 8,5 миллиона человек.

Weapon of War

Оружие войны: Сексуальное насилие против детей в ходе военных конфликтов. Изображение предоставлено Save the Children

Сирия, Колумбия, Ирак, Сомали, Южный Судан и Йемен были определены как страны, в которых дети подвергаются наибольшему риску подвергнуться сексуальному насилию, в том числе изнасилованию, сексуальному рабству, принудительной проституции и беременности, нанесению увечий на половых органах и сексуальным пыткам со стороны вооруженных групп, правительственных войск и правоохранительных органов.

«Данные — это мощный инструмент, бросающий вызов нашему пониманию мира», — говорит Толлефсен, чья работа сосредоточена на использовании геопространственных данных и географических информационных систем для исследования причин и последствий конфликтов.

В рамках одного из совместных проектов PRIO исследовал тенденции конфликтов на Ближнем Востоке в период с 1989 по 2019 год и сравнил их с глобальными тенденциями, воспользовавшись данными UCDP. Исследователи проанализировали повторение конфликтов, прекращение огня и мирные соглашения за тот же период.

Как оказалось, за последние 10 лет большинство самых смертоносных конфликтов в мире происходило на Ближнем Востоке, причем наиболее кровопролитным был конфликт в Сирии. Данные также играют ключевую роль в экстренных новостных сводках — например, о последствиях COVID-19. После начала пандемии журналистика данных стала источником важнейшей достоверной информации: интерактивные карты, графики и диаграммы помогали проиллюстрировать заболеваемость и смертность.

Washington Post использовала данные ACLED для расследования: «Повысился ли риск возникновения насильственных конфликтов в связи с COVID-19?» Количество конфликтных событий прослеживалось во времени; стояла задача проверить, изменились ли тенденции после того, как в марте 2020 года Всемирная организация здравоохранения объявила глобальную пандемию, или когда в той или иной стране были введены карантинные ограничения.

В статье Washington Post ACLED была описана так: «база данных, в которой ведется ежедневный подсчет конфликтных событий по всему миру. По состоянию на 2019 и 2020 годы в ACLED включены более 100 стран Африки, Азии, Латинской Америки и Восточной Европы; отслеживаются три категории насильственных конфликтов: бои, насилие в отношении гражданских лиц и взрывы/обстрелы/насилие на расстоянии».

В статье, вышедшей в июне 2020 года в южноафриканском издании Mail & Guardian, показано, как пандемия изменила модели поведения в Африке.

«Отслеживая активность за последние 10 недель, в ACLED обнаружили, что уровень конфликтов по всему континенту остается стабильным, но модели насилия изменились: вооруженные группы и правительства используют пандемию в своих интересах, действуя в соответствии с политическими приоритетами», — пишет директор ACLED Клиона Рэли.

Её материал снабжен подробной инфографикой. Первый шаг — поиск подходящих источников данных о конфликтах. Правильно интерпретировать информацию бывает непросто. Ниже приведены советы специалистов о том, как анализировать и оценивать исследования с точки зрения их точности, надежности и объективности, то есть соответствия стандартам качественной журналистики.

Влияние COVID на конфликты

Южноафриканская Mail & Guardian использовала данные ACLED для создания инфографики, показывающей, как ранние стадии пандемии COVID-19 повлияли на конфликты на континенте. Изображение: снимок экрана

Оценка данных о конфликтах

Келли М. Гринхилл, научный сотрудник Гарвардского университета — соавтор книги «Секс, наркотики и подсчет погибших: политика чисел в международной преступности и конфликтах», иллюстрирующей злонамеренное использование статистических данных о конфликтах, а также то, как неверные подсчеты могут иметь «нежелательные и контрпродуктивные последствия».

Ложная картина может, к примеру, способствовать продлению войны, дать правительству повод бездействовать или исказить оценку результативности решений, принимаемых в зоне конфликта.

Что могут сделать журналисты, чтобы получить объективную картину? Гринхилл предлагает ряд вопросов, которые следует регулярно задавать в отношении данных о преступности, войнах и конфликтах:

  1. Из каких источников взяты цифры?
  2. Какие определения используются источниками? Что именно отражается в этих цифрах?
  3. Каковы интересы тех, кто предоставляет эти цифры?
  4. Что эти субъекты выиграют или потеряют, если их данные будут или не будут приняты за правду?
  5. С помощью каких методов были получены эти цифры?
  6. Существуют ли конкурирующие источники данных, и если да, то что известно о них самих и о методиках, которыми они пользуются?

«В какой-то степени политизация данных неизбежна. Но журналисты как потребители и распространители информации должны быть более сообразительны и менее доверчивы при получении и использовании этих данных», — говорит Гринхилл, профессор политологии и международных отношений в Университете Тафтса.

Она обеспокоена тем, что журналисты могут непреднамеренно распространять данные, искаженные по политическим мотивам, ведущие к «контрпродуктивным политическим решениям».

Гринхилл была консультантом Всемирного банка, Верховного комиссара ООН по делам беженцев, а также аналитиком Департамента обороны США. Она работает над новой книгой о влиянии слухов, теорий заговора, пропаганды, так называемых «фейковых новостей» и других форм необъективной информации на международную политику.

Сравнение наборов данных

Оценка сходств и различий в наборах данных — еще один способ определить, насколько они могут быть полезны для освещения конфликтов.

Рудабех Киши, директор по исследованиям и инновациям ACLED, является соавтором отчета, в котором сравниваются данные о конфликтах из нескольких известных источников, в том числе из Глобальной базы данных о терроризме (GTD), Интегрированной системы раннего предупреждения о кризисах (ICEWS), Набора данных о событиях Университета Феникса и Набора данных о событиях с географической привязкой Программы данных о конфликтах Уппсальского университета (UCDP GED).

Заявленная цель исследования: «Продемонстрировать, как задачи, поставленные при сборе данных, правила программирования и получения данных [о событиях] могут в результате привести к совершенно разным данным о политическом насилии и совершенно разным интерпретациям конфликта». Исследователи также сравнили данные, собранные автоматически и вручную.

На что следует обращать внимание журналистам? Среди показателей достоверности данных в отчете перечислены:

  1. Источники: «Обширные источники, в том числе местные партнеры и СМИ на местных языках, обеспечивают наиболее полную и точную информацию о политическом насилии и демонстрациях, а также наиболее точное представление рисков, с которыми гражданские лица сталкиваются в местах проживания».
  2. Прозрачность: «Наборы данных должны быть доступны для регулярного использования и анализа. У пользователей должен быть доступ ко всем деталям процесса сбора, обработки и систематизации данных о конфликтах».
  3. Охват и классификация: «Пользователю важно, чтобы классификация была четкой, последовательной и корректной, так как конфликты бывают неоднородны: конфликтные события различаются по частоте, последовательности и интенсивности».

«Иногда говорят: «Данные — это просто данные, и всё тут». Важно помнить, что они публикуются разными проектами, работающими по разным методологиям, с разными определениями, и, как правило, в рамках конкретной задачи», — поясняет Киши. «Обратите внимание на то, из каких источников собраны данные. От этого действительно многое зависит».

Она советует новичкам освоить Tableau — простой аналитический инструмент, который помогает создавать карты и диаграммы, обеспечивает фильтрацию данных по конфликтам и их участникам. На сайте ACLED есть обучающее видео.

Киши провела обучение по Tableau для Сирийской сети за права человека (SNHR), одного из партнеров ACLED. «Они замечательные! Вы увидите их работу в наших данных», — говорит Киши о сирийской правозащитной группе, предоставляющей данные, основанные на фактических сообщениях, а не на экстраполяции или оценках.

С момента своего основания в 2011 году группа накопила обширный архив имен очевидцев, контактной информации и свидетельств, а также фотографий и видео, которые тщательно сохраняются для последующих научных исследований, использования в новостях, или судебных процессов по военным преступлениям.

«Предоставление статистических данных средствам массовой информации — часть нашей адвокационной деятельности», — говорит Фадель Абдул Гани, основатель и директор группы. Он курирует группу из 35 волонтеров, в основном, из Сирии; часть команды — люди, нашедшие убежище в Турции, Иордании и Ливане.

Данные SNHR использовались в качестве одного из ключевых источников Верховным комиссаром ООН по правам человека, а также фигурируют в отчетах Госдепартамента США по Сирии. В ежемесячных отчетах содержатся данные о погибших, убийствах и нападениях на мирных жителей за последний период. В январе в них также была включена информация о распространении COVID-19.

Цель Фаделя — держать Сирию в центре внимания. «Материалы в ведущих СМИ, таких как The New York Times, Washington Post и CNN, привлекают внимание других», — говорит катарец Гани. «Мы всегда готовы помочь журналистам. Напишите нам по электронной почте, расскажите, над чем вы работаете, и дайте знать, как мы можем сотрудничать».

Другие полезные ресурсы

Десять конфликтов, вызывающих беспокойство в 2021 году (набор данных ACLED): представлены конфликты в Мьянме, Беларуси, Йемене, Эфиопии, Индии и Пакистане. ACLED рекомендует получать данные напрямую, пользуясь «инструментом экспорта». Информацию о методологии можно найти в «Библиотеке ресурсов». Процесс сбора данных разъяснен для пользователей в видеоролике.

Энциклопедия конфликтов UCDP: согласно заявлению создателей, это «основной поставщик данных об организованном насилии и старейший текущий проект по сбору данных о гражданских войнах с почти 40-летней историей». Доступна веб-система для визуализации, обработки и загрузки данных. Бесплатно предоставляются готовые наборы данных об организованном насилии и миротворчестве.

Стокгольмский международный институт исследования проблем мира предоставляет данные о миротворческих операциях начиная с 2000 г., о военных расходах, поставках оружия и эмбарго.

Путеводитель по библиотекам Университета Джорджа Мейсона: ресурсы для исследований в области разрешения конфликтов, миротворческих операций, вооруженных конфликтов и безопасности человека. Среди прочего, представлены ссылки на наборы данных по миростроительству, безопасности человека и терроризму.

Amnesty International: два бесплатных курса по расследованиям на основании открытых данных доступны на четырех языках — арабском, персидском, английском и испанском. Эти курсы — практические руководства по использованию методов расследований на основании открытых данных, с акцентом на права человека, правозащитную и адвокационную деятельность. Эксперты обучают использованию передовых инструментов; предусмотрены практические упражнения.

Глобальная база данных по терроризму, Мэрилендский университет: позиционирует себя как «наиболее полную базу незасекреченных данных о террористических актах в мире». База данных охватывает более 200 000 терактов начиная с 1970 года.

WomanStats: «всеобъемлющая подборка информации о положении женщин в мире». На основании обширной литературы и последующих интервью собирается качественная и количественная информация о положении женщин в 174 странах по более чем 310 показателям.

Комиссия по международному правосудию и подотчетности: заявленная цель — «обеспечить судебное преследование за преступления, затрагивающие уязвимые группы населения по всему миру, включая военные преступления, преступления против человечности, геноцид, терроризм, торговлю людьми и незаконный ввоз мигрантов». Комиссия обеспечивает судебное преследование преступников в 13 странах и помогает 37 правоохранительным и контртеррористическим организациям по всему миру.

Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (Syrian Observatory for Human Rights (SOHR)): отслеживает политические, военные и гуманитарные события в Сирии с помощью сети источников внутри страны и за рубежом. Отчеты появляются на веб-сайте SOHR, в Facebook и Twitter, и часто цитируются крупными новостными агентствами и другими правозащитными организациями.

Ресурсы для расследования войны России против Украины. Эта коллекция ресурсов GIJN содержит базы данных с информацией о санкциях и военных преступлениях, советы и инструменты расследователей Христо Грозева (Bellingcat), Маниши Гангули (BBC), Тома Стокса (OCCRP) и других журналистов с огромным опытом освещения военных конфликтов и поиска санкционных активов.

Этот материал изначально был опубликован на веб-сайте DataJournalism.com и перепечатывается здесь с разрешения.

 

Sherry Ricchiardi profile thumbnail Шерри Риккарди – журналистка и специалистка по развитию СМИ. Живя в Вашингтоне, округ Колумбия,  сотрудничала с журналистами в 37 странах, а в последнее время работает с коллегами в Эфиопии и Пакистане. Она была редактором Columbia Missourian, профессором журналистики в Университете Индианы и работала в консультативном совете Dart Center.

Перепостить эту статью

Это произведение защищено лицензией Международная лицензия Creative Commons Attribution-NoDerivatives 4.0


Material from GIJN’s website is generally available for republication under a Creative Commons Attribution-NonCommercial 4.0 International license. Images usually are published under a different license, so we advise you to use alternatives or contact us regarding permission. Here are our full terms for republication. You must credit the author, link to the original story, and name GIJN as the first publisher. For any queries or to send us a courtesy republication note, write to hello@gijn.org.

Читать дальше

Журналистика данных Награды Новости и аналитика

Интервью с исполнительной директоркой Sigma Awards Марианной Бушар

О роли премии Sigma Awards для журналистского сообщества, критериях отбора победителей, эволюции журналистики данных, текущих тенденциях и эффективных стратегиях для тех, кто работает с данными.

Советы Журналистика данных

Веб-скрейпинг без программирования с помощью Data Miner: Пошаговая инструкция

Расширение для браузера Data Miner извлекает данные с веб-страниц и сохраняет их в формате Excel, CSV или JSON. Редакторка турецкой редакции GIJN Пинар Даг предлагает пошаговую инструкцию по использованию этого инструмента.

Журналистика данных

Топ-10 DDJ: Бизнес-империя «Вагнера», карьера Барби и результаты выборов в Испании

Сколько российских солдат ушли в «самоволку» , кем работала Барби, почему в Германии опаздывают поезда, и как выглядит бизнес-империя основателя ЧВК «Вагнер» – в рейтинге Топ-10 журналистики данных.

Журналистика данных

Топ-10 DDJ: Аномальная жара, популярные французские имена и звёздные футболистки

Среди самой популярной журналистики данных недели мы нашли материал об изменениях в глобальной демографии, исследование об активах Московской православной церкви в Украине, обзор самых популярных имён во Франции и анализ, предсказывающий будущих звёзд Чемпионата мира по футболу среди женщин.